Review 2: Премьера "Ивана Денисовича" на камерной сцене Большого театра

Screen Shot 2019-01-06 at 09.06.53.png

Владимир Дудин в Независимой газете о премьере “Одного дня Ивана Денисовича”.

В постановке Исаакяна нет ничего экстремального и нетолерантного, но он нашел такой точный ключ к музыке, что спектакль действует на слушателя-зрителя «без лишних слов», тем более когда за пультом стоит сын писателя – Игнат Солженицын, не упускавший из поля зрения ни одной ноты, видя в них пронзительные резонансы к тексту отца.
— Владимир Дудин

Review 1: Премьера "Ивана Денисовича" на камерной сцене Большого театра

Screen Shot 2019-01-06 at 08.55.23.png

Ирина Муравьёва в Российской газете о премьере “Одного дня Ивана Денисовича”.

Музыка Александра Чайковского задает мерный ритм этого повседневного ада, ужас его ординарности и бесконечности […] У Игната Солженицына оркестр звучит крупно и даже более плотно, чем в первоначальной пермской версии. Дирижер вывел на первый план линии партитуры, ведущие к Шостаковичу, к его обжигающему трагизму симфоний и антракту из “Леди Макбет Мценского уезда” […] Из сложной ткани оркестрового тутти дирижер вытягивает и все аллюзии на “народные драмы” Мусоргского, на “Ивана Грозного” Прокофьева, намеренно включенных Чайковским в партитуру, и полифонические баховские фактуры, и православные духовные мотивы.
— Ирина Муравьёва

Listen: в гостях у “Комсомольской правды”

В преддверии столетия нашего отца, мы с братом Ермолаем провели беседу в редакции “Комсомольской правды” с Игорем Емельяновым. Читать здесь или слушать ниже.

Смерть – самая натуральная часть жизнь. Отец часто говорил: умирает не старый, а зрелый. Готов ли человек к смерти, успел ли он сделать то, что он себе намечал. Солженицын все успел. Смерти не боялся. Много говорил об этом. И не боялся смерти с тех пор, по его же словам, как он прошел вдоль самой границы со смертью в молодом возрасте. Он подошел к самой смерти и уже свыкся с ней, но тело еще оказалось не готово. И жил он еще 55 лет. С того момента он смерти не боялся.

"Последний адрес"—размещение таблички на Никольской, 17

За два дня до премьеры оперы “Один День Ивана Денисовича” я помог привинтить табличку Альвины Карловны Петерсон в проекте “Последний адрес”: эти знаки, указывающие на последние прижизненные адреса жертв политических репрессий, размещают в российских городах с 2015 года.

INTERVIEW: Беседа с газетой "Труд"

В “Труде” читайте моё интервью о недавнем проекте в Нью-Йорке.

А мне захотелось остановить взгляд на поэзии отца, которую я тоже очень люблю, но знают ее даже в России, не говоря об остальном мире, недостаточно. И, конечно, совместить ее с музыкой. Той, что звучит в его произведениях, той, что вдохновлена его творчеством, и той, которой вдохновлялся он сам. Могу сказать: американцы с невероятным вниманием слушали и музыку, и поэзию, в конце задавали вдумчивые вопросы.

Preview: Solzhenitsyn's son back in Russia with opera for centenary

Agence France-Presse (AFP) preview of my new production première of Ivan Denisovich at the Bolshoi.

He dismissed the idea that Russia and the West were in a new Cold War.

”When I hear people say, ‘Things are back to how they were’, that’s lunacy. It’s real lunacy to say that, it’s silly to say that or it’s completely dishonest.”

If relations between Moscow and Washington are strained, Ignat hopes they can be improved in the near future and “absolutely” believes that culture has a part to play in this.

”Even in Soviet times, culture was the Soviet Union’s finest export. We know what Russia is capable of and what kind of talent there is here. Theatre, the arts, remind us of what we all have in common.”